Консалтинговые услуги,
финансирование проектов, девелопмент
Карта сайта
Санкт-Петербург, Выборгское шоссе 5/1 - 397
+7 (921) 939-43-33
+7 (921) 919-70-77

Судьба проектов, вызывавших восторг инвесторов 5 лет назад


Что стало с модными и многообещающими компаниями, которые в 2012 году были завсегдатаями рейтингов стартапов? «Секрет» вспомнил истории четырёх зарубежных и четырёх российских проектов, которые были любимчиками прессы и инвесторов пять лет назад, и проследил за их судьбой.

The Honest Company

© Getty Images

В 2008 году актриса Джессика Альба готовилась к рождению первой дочери Онор, вспоминала своё детство и боялась, что её ребёнок столкнётся с теми же проблемами: аллергии и хроническая астма. Актриса прочитала книгу Кристофера Гэвиана «Здоровый ребёнок, здоровый мир» и запаниковала по поводу качества повседневных продуктов, в которых почти всегда есть «токсичные и сомнительные химикаты». Экологичная бытовая химия и косметика для детей не всегда оказывались эффективными. Альба пыталась даже сама делать чистящие средства — смешивала пищевую соду, уксус и эфирные масла, но получалась скорее заправка для салата.

Актриса решила создать компанию и раз в месяц доставлять только безопасные продукты в основных категориях. Писатель Кристофер Гэфиан, вдохновивший её своей книгой, стал соучредителем и директором по продукту.

Компания открылась в 2011 году и предлагала 17 товаров, включая подгузники, салфетки, продукты по уходу за кожей и чистящие средства. Компания сразу привлекла $6 млн от фонда Lightspeed Venture Partners, а чуть позже — ещё $27 млн от General Catalyst. «Фактически бренд ещё даже не запустился, — рассказывал управляющий директор Lightspeed Нейл Секейра в интервью Forbes, — но мы поверили в команду и продукт. Обычно мы так не делаем, когда инвестируем в e-commerce». Инвесторов привлекла в первую очередь бизнес-модель — подписка. В первый же год выручка компании составила $10 млн. К 2016 году показатель вырос до $300 млн, 75% продаж приносила интернет-торговля, самым продаваемым продуктом стал набор подгузников и салфеток за $79,95. В сентябре 2015 года Альба представила собственную марку Honest Beauty — 83 экологичных косметических продукта.

В сентябре 2016 года анонимный источник, близкий к The Honest Company, сообщил TechCrunch о переговорах по поводу продажи компании «более крупному и традиционному производителю потребительских товаров». В марте 2017 года компания объявила о смене генерального директора. Издание Recorde предполагает, что это связано с провалом сделки с Unilever, которая в итоге купила конкурента The Honest Company — Seventh Generation. Источники сообщали, что продаже мешала оценка компании Альбы в $1,7 млрд. После провала топ-менеджеры уволили 80 человек и стали усиливать продуктовую и маркетинговую команду.

ZocDoc

© ZocDoc
 
ZocDoc — один из первых стартапов типа «Uber для врачей», созданный в 2007 году. Сервис позволяет американцам находить медицинских работников по своей страховке, оценивать их, заполнять медкарточки и планировать визиты. Компания привлекла внимание прессы в 2008 году, когда получила финансирование от фонда Khosla Ventures, основателя Amazon Джеффа Безоса и генерального директора Salesforce Марка Бениофа. К 2012 году инвестиции в ZocDoc превысили $95 млн. «Из всех сфер, с которыми мы сталкиваемся, медицинские услуги — самая неприятная, — говорил президент ZocDoc Сайрус Массуми в интервью VentureBeat. — Мы убеждены, что для всех, кто планирует путешествия, бронирует номера в гостиницах, делает заказы в ресторанах через интернет, медицинское обслуживание — самая важная услуга и пользоваться ею должно быть легко».

В 2013 году у компании было 300 сотрудников в США (в Нью-Йорке и Фениксе) и Индии (в Махараште). Чтобы показать своё отношение к найму, Массуми рассказывает такую историю: в 2010 году предприниматель приехал в Чикаго в командировку и во время обеда обратил внимание на официантку, которая помогала гостям разобраться в меню. Она детально рассказывала про каждое блюдо и интересовалась предпочтениями посетителей. Основателя настолько впечатлила её манера общения, что он пригласил девушку на собеседование, она смогла лучше донести ценности компании, чем люди с учёными степенями. Для сокращения издержек без потери штата предприниматель закупал в офисы только б/у-мебель, заставлял сотрудников делить номера в отелях и убирал перегородки в опенспейсах.

Сервис доступен на английском и испанском языках, в 2014 году его использовали более 5 млн человек в месяц в 2000 городах. В августе 2015 года компания завершила очередной раунд, получив $130 млн инвестиций. В тот момент у компании было 600 сотрудников, 50 из которых появились за последние 14 месяцев. Данные о количестве клиентов, врачей и доходах в компании не раскрывают, но, по сведениям Forbes, фирма оценивается в $1,6 млрд.

Pebble

© Pebble

Pebble — проект «умных» часов, который в апреле 2012 году собрал на Kickstarter необходимые $100 000 всего за 120 минут, а на следующий день сумма выросла до $1 млн. Издание TechCrunch связывало успех с тем, что рынок смарт гаджетов был ещё очень молод. Sony и другие фирмы безуспешно убеждали аудиторию, что продукт кому-то нужен, а Pebble поразили всех дизайном и экраном с технологией электронной бумаги. До окончания сбора средств компания получила $10,3 млн от 85 000 пользователей. Основатель проекта Эрик Мигиковски признавал, что не был готов к такому прорыву, но успокаивал всех планом по производственному циклу — говорил, что уже закупил нужные детали.

Несмотря на ободряющие слова, план не удалось выполнить. Хотя предприниматель обещал, что первая партия будет в сентябре 2012 года, даже спустя месяц продукция не была готова. На сайте висело объявление: «Наш промышленный дизайнер находится на юге Тайваня и следит за производственным процессом». В компании работало всего 11 человек, а нужно было сделать 85 000 заказов за месяц. В итоге большинство инвесторов получили продукт только в конце января 2013 года.

Предчувствуя тренд на носимые устройства, Charles River Ventures и несколько других игроков инвестировали в Pebble $15 млн в мае 2013 года. Эти средства компания решила потратить на увеличение штата разработчиков и усиление производства, потому что к тому моменту проект ещё не успел справиться со всеми 85 000 заказами, но уже получил 10 000 новых. Проект стал похожим на бизнес через два месяца: часы появились у ритейлера Best Buy за $149, по предварительному заказу их оформили 190 000 человек, а приложение скачали миллион пользователей.

В начале 2014 года компания представила улучшенную версию часов Pebble Steel с корпусом из нержавеющей стали и стеклом повышенного сопротивления к ударам. На этот раз покупатели получили продукты уже через месяц после заказа, причём цена осталась прежней. В первом квартале 2014 года у Pebble было 35% рынка носимых устройств, в то время как у Samsung — 23%, а у Sony — 29%. Однако вскоре конкуренция возросла — на рынок вышли умные часы Android Wear и Apple Watch.

Pebble снизила стоимость часов и в 2015 году выпустила Pebble Time в цвете и с микрофоном для голосовых команд. Продукт получил на Kickstarter $500 000 за 17 минут, а к концу дня сумма достигла $6,5 млн. Через месяц часы привлекли на площадке $20,3 млн, став самым дорогим проектом на краудфандинговой платформе за всё время.

Несмотря на успехи, в конце весны появились слухи о том, что компания ищет $10 млн, «чтобы остаться на плаву». Ей удалось получить $28 млн благодаря венчурному финансированию и займу, но этого оказалось недостаточно.

В сентябре компания анонсировала новое устройство Pebble Roung, Мигиковски раздавал скидки на Pebble Time и сократил 25% штата — около 40 человек. В биографии предпринимателя в Twitter до сих пор написано: «Если я увижу тебя с Pebble, угощу пивом».

Зимой 2016 года появились слухи о продаже компании, и Pebble подтвердила сделку с Fitbit на $23 млн. Сделка состоялась, но, по словам анонимного источника TechCrunch, её сумма «едва покрыла долги».

Ouya

© Flickr / codography

В июле 2012 года предпринимательница Джули Урман объявила о работе над новым типом игровой консоли — приставки на Android 4.1. Ouya весила 300 г, имела четырехъядерный процессор Tegra3, 1 ГБ оперативной и 8 ГБ встроенной флеш-памяти. В креативную команду пригласили шведского дизайнера Ива Бехара, известного работами для General Electric, Swarovski, Samsung и Prada. Продукт выглядел приятно, но впечатлял скорее ценой — $99 за штуку.

Урман придумала такой слоган: «Пришло время вернуть инновации, эксперименты и креативность на большой экран». Предпринимательницу беспокоило, что традиционный консольный рынок отвергал разработчиков из-за высоких цен и возрастающей сложности создания игр. В Ouya решили пустить на свою платформу специалистов — разработчики могли открывать любую часть консоли и использовать свои вспомогательные устройства, подключая их через USB или Bluetooth для расширения числа функций. Любой владелец продукта мог разрабатывать свои игры без лицензионных сборов. Условие было одно: часть игры должна быть бесплатной (либо пробная версия, либо обновления).

К разработке консоли привлекли одного из создателей Amazon Kindle Маффи Гадиали, а бывший креативный директор Infinity Ward Роберт Боулинг заявил, что его студия Robotiki сделает для Ouya эксклюзивную игру. В июле 2012 компания собрала на Kickstarter $950 000 за восемь часов. В общей сложности краудфандингом компания собрала $8,6 млн от 63 000 людей.

 

О консоли заговорили все, но в массовом производстве продукт появился только спустя год. Через месяц после запуска компания по изучению рыночной конъюнктуры NPD Group назвала продажи приставки «относительно слабыми». Основательница нервно успокаивала аудиторию: «Никто не придаёт значения оценкам NPD, они собирают информацию только от онлайн-магазинов и сайтов компаний. Ouya продала все доступные устройства за неделю запуска и продолжает наблюдать спрос».

Потребители жаловались на недостатки контроллера, плохую производительность, неудачно спроектированный интерфейс и ограниченную библиотеку игр. Большинство обозревателей видели в проекте стартовый продукт, который необходимо совершенствовать. Несмотря на энтузиазм основателей, игры не получали на платформе такого успеха, как на PC или PS4. Чтобы поправить положение, Ouya объявила о схеме Free the Games Fund для поддержки разработчиков, которые согласятся делать игры для компании эксклюзивно. В компании пообещали, что будут работать с любой командой, которая соберёт на Kickstarter минимальные $50 000. Однако такая схема спровоцировала жуликов — некоторые участники искусственно завышали свои рейтинги, и к конкурсу пропало доверие.

В 2014 году Ouya выпустила улучшенную версию консоли с 16 ГБ памяти, которая продавалась за $129. К концу года у приставки было более тысячи игр, включая проекты именитых разработчиков — всего в создании игр поучаствовали 40 000 человек. В начале 2015 года Alibaba вложила в стартап $10 млн, но было слишком поздно — компания не справлялась с растущими долгами, о чём инвесторы узнали только в апреле. Всё, что оставалось, — продаться успешному игроку. В июле игровая фирма Razer приобрела активы и штат стартапа, но отказалась от оборудования. Урман занялась другими проектами.

YouDo

© Radme.ru

В 2009 году основатели YouDo Алексей Гидирим и Денис Кутергин затеяли сервис для онлайн-конкурсов с заданиями: сделать логотип, придумать слоган или съесть лимон на скорость. В 2012 году проект трансформировался в площадку, где люди смогут искать исполнителей разных заданий по дому или по работе. Предприниматели вдохновились другими компаниями, которые связывают заказчиков с продавцами, — eBay и Airbnb.

«Оказалось, что мы попали в очень острую социальную проблему в Москве — отсутствие удобных и легальных вариантов для заработка молодёжи с гибким графиком, — рассказывали предприниматели в интервью "Цукерберг позвонит" в 2012 году. — А у нас ты не привязан к какому-то месту и можешь удобно монетизировать лишний час своего свободного времени». Первое время основатели сами проводили отсев потенциальных исполнителей и проводили тысячи собеседований в месяц, потом для этого наняли штат психологов.

Первый год пользователи приходили благодаря публикациям в СМИ и рекомендациям друзей. В конце 2012 года предприниматели начали экспериментировать с рекламой, но перестали справляться с большим количеством заказов — страдало качество. Первые инвестиции YouDo привлекла в 2013 году от фонда Flint Capital, он вложил в стартап $1 млн, а в 2016 году АФК «Система», Flint Capital, United Capital Partners и гендиректор QIWI Сергей Солонин инвестировали в проект ещё $6,2 млн. Эти средства компания решила потратить на развитие бизнеса в России и выход за её пределы — в США, Европу и Азию. На сайте YouDo сказано, что за всё время площадка обработала 1 577 464 задания.

LinguaLeo

© BlurryMe / Shutterstock

В августе 2009 года выпускник Высшей школы экономики Айнур Абдулнасыров продал за $250 000 свою долю в компании по поиску преподавателей «Клуб носителей языков», чтобы запустить игровую площадку для изучения английского. Предприниматель на полгода вывез продуктовую команду на остров Ко-Чанг в Таиланде, чтобы начать работу. Компания получила известность благодаря блогу на «Хабрахабре», где рассказывала о своей работе на острове, чем вдохновляла других стартаперов.

В марте стартовала первая версия сервиса, но за несколько месяцев компания заработала только $500 вместо запланированных $10 000, к тому же сорвалась сделка с «крупной лингвистической компанией» на 2 млн евро — проект был заморожен. Абдулнасыров стал ездить на профессиональные конференции, он познакомился с основателем «Эрудитор Групп» Егором Руди и руководителем фонда Altair Capital Игорем Рябеньким. В 2010 году LinguaLeo оценили в $1 млн, сервис привлёк $200 000 от трёх инвесторов. В 2011 году компания вышла на самоокупаемость, достигнув 200 000 пользователей и увеличив количество платных продаж в 15 раз. Через год LinguaLeo оценивалась в $10 млн и привлекла $3 млн от Runa Capital. Команда сделала португальскую версию для бразильского рынка, за весь 2012 год выручка выросла в восемь раз, а аудитория — до 3 млн человек.

В 2014 году компания усиливала команду менеджерами из Evernote, «Яндекс.Карт», Samsung и Rambler & Co, вложила $1,5 млн в систему персонального обучения и привлекла 10 млн пользователей. Продолжая выпускать новые продукты и планируя выход на другие рынки, в 2015 году она сократила штат на 30% и урезала зарплаты оставшимся сотрудникам. Нужно было выйти на самоокупаемость, а кризис разрушал надежды на очередной раунд финансирования. Несмотря на это, уже в мае компания привлекла $500 000 от SD Ventures и Runa Capital. В 2016 году оборот LinguaLeo вырос на 19%, а аудитория достигла 15,5 млн человек — на 17% больше, чем годом ранее. Выручку в компании не раскрывают, но утверждают, что закончили год без убытков.

«Островок»

© «Островок»

До создания сервиса бронирования отелей «Островок» его основатели закончили школы в Англии. Сергей Фаге бросил Стэнфорд ради стартапа TokBox, в который Sequoia Capital вложил $4 млн. Кирилл Махаринский был продуктовым аналитиком в фирме Slide сооснователя PayPal Макса Левчина, а потом занимался базой стартапов YouNoodle. Через несколько лет предприниматели вернулись в Россию и удивились пустовавшему рынку онлайн-тревела — им хотелось занять второе место после безусловного лидера Booking.com.

«Островок» запустился в 2010 году. Основатели старались привлекать инвесторов с маленькой долей, но мощным бэкграундом. Первый раунд помог добиться оценки компании в $7 млн, чуть позже стартап привлёк $13,5 млн от международных инвесторов, включая основателя Skype Николаса Зеннсторма, основателя Zynga Марка Пинкуса и Accel Partners. К 2013 году суммарный объём инвестиций вырос до $39 млн, когда «Островок» привлёк $25 млн от консорциума инвесторов, среди которых был Юрий Мильнер, чья доля составила меньше 5%. В 2015 году у стартапа было уже $50 млн инвестиций.

Если в 2013 году фирма занимала шестое место на рынке с выручкой в $2,5 млн, то в 2014-м, по словам основателей, годовой оборот составил почти $100 млн и выручка каждый месяц росла на 20%. До этого пришлось уволить треть сотрудников для оптимизации издержек в 2013 году — компания сократила около 70 человек. В тот момент проект не был прибыльным, и продолжал брать с отелей комиссию в 10–20% от суммы бронирования.

В сентябре 2014 года американские инвестфонды General Catalyst и Accel Partners вышли из капитала Ostrovok.ru. Управляющий директор и сооснователь General Catalyst Джоэл Катлер объяснил этот шаг разногласиями с руководством российского проекта о суммах, которые компания должна тратить на развитие. Махаринский рассказал «Секрету», что в тот момент стартап каждый месяц терял «много денег», а инвестор General Catalyst Джоэл Катлер «потерял связь с компанией» и даже ни разу не был в её офисе.

Летом 2015 года оборот «Островка» составил $15 млн в месяц, по словам Махаринского, выручка и расходы — около $1 млн в месяц, а годовой оборот вырос до $200 млн. Оба основателя компании ушли из управления компании, но остались в совете директоров. Махаринский объяснил уход разногласиями Фаге, с которым не получилось поделить полномочия, а Фаге уехал в Долину запускать продукт в сфере искусственного интеллекта.

Махаринский рассказал «Секрету», что в 2016 году оборот составил более $350 млн, и компания вышла в плюс. Каждый месяц через сервис происходит более ста тысяч бронирований.

Wheely

© Wheely

В 2011 году сын бывшего губернатора Пермского края Антон Чиркунов, студент швейцарского Университета Санкт-Галлена, задумался, как решить проблему с личным водителем, когда он вернётся на родину. Рынок онлайн-заказа такси в России только зарождался — в 2011 году появились GetTaxi и «Яндекс.Такси». Однако Чиркунов с самого начала решил делать VIP-сервис. В то время как большинство интернет-платформ сотрудничают с таксопарками, Wheely работает с компаниями, которые сдают в аренду машины бизнес-класса корпоративным заказчикам.

Первые средства, словам предпринимателя, он взял в долг у отца и друзей — $2,5 млн. Ещё в 2011 году компания победила в конкурсе стартапов, которые организовали Павел Дуров и Юрий Мильнер. Команда получила грант в размере $25 000. В 2013 году Wheely вошёл в топ-20 самых «горячих» стартапов России по версии Mashable, а в 2014-м — в топ-10 стартапов Москвы по версии Wired.

Уже спустя три месяца работы в Москве средний чек сервиса составил 1500 рублей, в то время как у GetTaxi и «Яндекс.Такси» — 600–700 рублей. Wheely забирает с каждого заказа 20%. В интервью Forbes Russia в 2013 году Чиркунов рассказывал, что на богачей ориентируется только в Москве. Например, в Лондоне сервис таргетирован на экономных пользователей. Сейчас Wheely работает в Москве, Лондоне, Санкт-Петербурге, Перми, Екатеринбурге, Казани и Сочи. В июле 2016 года Чиркунов сообщил, что у компании почти миллион поездок в год.

 

Алина Толмачёва, Редактор https://secretmag.ru

Назад к списку новостей

КОМПАНИЯ

Мы рады приветствовать вас на сайте «CFD Group»

Консультационные услуги в областях организации и повышения эффективности бизнеса,привлечения финансирования в проекты,развития персонала, маркетинга и организации продаж, развития личностного потенциала сотрудников и владельцев бизнеса 
– вот неполный перечень вопросов решаемых нашими сотрудниками. Подобнее...

Мы в соцсетях:

Facebook ВКонтакте

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ